ПУТЬ

 

Андрей Яснец

 

В очередной раз, приехав в Японию, я снова встретил Андрея Яснеца, Сихана из Словении. Мы провели много времени вместе, тренируясь в додзё Исидзуки Сенсея и общаясь в перерывах между тренировками. Мы не первый раз встречаемся в Японии, так же встречались и в России на его семинаре в Санкт - Петербурге. Поскольку Андрей регулярно приезжает в Россию, а так же его последователи регулярно совершают поездки в Словению, я попросил его рассказать о своем Пути в Боевых Искусствах. Полагаю, его опыт и чувства будет интересен многим практикующим. Мастер любезно предоставил об этом информацию…

 

   Как долго Вы практикуете Боевые Искусства? С чего началось Ваше обучение?

 

Я начал практику Боевых Искусств с середины 80-х, так что уже почти 30 лет. Как и многие другие, я практиковал более известные направления, такие как Каратэ, Дзюдо, Джиу-Джицу, а так же полно-контактные направления, но Ниндзюцу всегда было близко моему сердцу. Ниндзюцу было для меня причиной начать практику Боевых Искусств. Я читал статьи об этом, и фактически был одним из тех, кто поддался на «Ниндзя Бум», который в то время был очень распространен. Должен сказать, я всегда был напорист в обучении и не только в Боевых Искусствах, из-за этого я всегда достигал высоких результатов за короткое время.

 

Как Вы считаете, практика Будо Тайдзюцу изменила Вас?

 

У меня всегда был напористый, дикий нрав, который и сейчас, мне кажется, можно отследить в моей практике. Я полагаю, с обучением Боевым Искусствам я также научился успокаивать свой ум. Я так же стал скромнее, но в тоже время сильнее, не только физически, но и духовно. Я научился отличать плохое от хорошего. Я узнал, как не сдаваться, превосходить пределы своих возможностей независимо от обстоятельств и в тоже время оценивать складывающиеся ситуации со стороны и таким образом делать выводы и принимать решения.

 

Почему другим Боевым Искусствам Вы предпочли Искусство, которое передает Масааки Хацуми?

 

Как я уже говорил, после прочтения статей о ниндзя и их подготовке, это запало ко мне в душу. Но, в то время я был слишком молод для путешествий, а Ниндзюцу поблизости не преподавали и я практиковал то, что имелось рядом. Все эти виды были хороши, но всегда чего-то не хватало. Конечно, причины, почему я тренируюсь у Соке, изменились за годы моей практики. Немалое значение имеет то, что его искусство живо и актуально, поскольку идет из прошлого, где каждый шаг и каждое движение решало, вы будете жив или умрете. В Японии сегодня  есть еще много старых традиций, однако это больше фольклор и их методы с реальным боем имеют мало общего. Мы должны понимать, что старые Будзюцу не просто самозащита, это для того, что бы действительно выживать на поле боя. Для этого навыки должны быть живы и не ограничиваться только на согласованных движениях или еще хуже, на определенном количестве оружия. Предки Хацуми Сенсея выживали на полях сражений, в те неспокойные времена Японии, это означает, что их навыки и методы были хороши и эффективны, в противном случае они бы умерли. Они выжили и передали свои знания для следующих поколений. Нынешним преемником тех сильных воинов является Хацуми Сенсей, он хранитель этих традиций, и это не идет не в какое сравнение со многими современными видами.

 

Каков Ваш подход к обучению?

 

На самом деле я не стараюсь учить. Я просто тренируюсь для себя, стараюсь становиться лучше. Но если кто-то чувствует, что может что-то узнать от меня, для меня это большая честь и я рад помочь на уровне своих возможностей. Я никогда не хотел быть учителем, это произошло только потому, что я начал заниматься раньше других. Но я и сейчас и в дальнейшем буду студентом, который старается глубже изучить то, что практикует. Поскольку я не живу за счет преподавания, я могу выбирать, кого я буду учить. Многие люди имеют неправильное представление, думая, что студент выбирает учителя, но это никогда не было так. Учитель, всегда, выбирает кого он будет учить, чему и как. Я считаю так же, что учитель не может «учить», а может только показывать, как должно быть. И только от студента зависит, сможет ли он увидеть и поглотить это. Я учу с таким подходом.

 

В моем Додзё, много людей, но не всех можно назвать учениками, многие просто приходят на мои занятия, но не в состоянии принять учение.  Эти люди наполнены представлениями о том, как и что должно быть и я просто оставляю их в покое. Так же такие люди не готовы отдавать что либо. Им практика дается с трудом, не способны к серьезному восприятию и часто ищут повод, что бы не прийти. Если кто то решил следовать за мной, то он или она должны «играть по моим правилам» в противном случае я просто могу закрыть перед ними двери своего Додзё.

 Когда я принимаю кого-то в качестве студента, я строг и предъявляю высокие требования. Я сталкиваю их «за пределы», так как ограничения бывают только в их собственных умах. Я никогда не прошу того, что не могу сделать сам. Так как я много тренируюсь, мои последователи должны быть достаточно упорны в своей практике, что бы оставаться на связи со мной и стараться копировать меня.

 

Какие на Ваш взгляд наиболее важные качества для Сенсея?

 

Сенсей не тренер. Сенсей должен быть прямой, искренний и честный со своими учениками. Он должен быть строгим, но в то же время мягким и терпеливым. Хороший учитель не будет лгать своим ученикам и рассказывать им, на- сколько они хороши, если они таковыми не являются, только для того, что бы удержать их в своем Додзё. По той же причине он не должен поднимать им ранги. Хороший учитель учит своим примером, а не языком и плохими движениями. Он не будет говорить о том, чего не знает и не будет притворяться, что может сделать то, чего не может сделать.

 

Техника с оружием и без оружия, какое правильное процентное соотношение в обучении?

 

Мы должны тренировать и то и другое. Люди всегда использовали оружие, для того что бы защитить свою семью, имущество, продовольствие. Сначала они использовали палки и камни, даже обезьяны действуют так же. Не нужно быть слишком умным, что бы понять, что с любым оружием мы сильнее и опасней, чем с голыми руками. Мы так же должны понимать, что Тайдзюцу родилось от работы с оружием. Конечно, в первую очередь мы должны полагаться на возможности нашего тела, таким образом, наш организм становится оружием. По этой причине мы должны много практиковать Тайдзюцу и много Тайдзюцу с различными видами оружия.

 

На сколько, по вашему, необходимы спаринги(кумитэ) для достижения хороших боевых навыков для «улице», для реальной ситуации?

 

Я не думаю что это необходимо, не смотря на то, что многие утверждают обратное.  Ниндзюцу – для войны, а не для соревнований. Каждая техника может быть смертельной, с этим нельзя играть и использовать в спарринге, можно кого-то серьезно покалечить или даже убить. Ни одно из спортивных единоборств не является реальным, так как там есть правила. И правила ограничивают. Если люди хотят спаррингов, для хобби или «понтов», это неплохо, но они не могут говорить, что практикуют Боевые Искусства. Всего одна серьезная тренировка(не говоря уже о бое) и эти люди как правило отступают и говорят, что это не то что они ожидали. 

Настоящее Ниндзюцу очень просто и честно с нами. Если мы такие же с ним в практике, то мы тренируемся правильно. Вместо того что бы практиковать ограниченные спарринги, мы можем отработать правильные реакции, дистанцию, тайминг… с практикой наших методов, постепенно добавляя скорость.

 

Какие были Ваши впечатления от первой поездке в Японию?

 

На самом деле я ожидал большего. Прежде чем я попал туда, Япония в моих мыслях была как рай на земле. Эти представления сложились у меня во время практики Боевых Искусств и чтения книг. Но реальность была иной. Уже в поезде из аэропорта я понял, что все не так. Пейзаж не настолько красив, все переполнено, дома стоят вплотную друг к другу. Для меня это было как нехватка воздуха, я чувствовал себя стесненно. Хотя люди были хороши и любезны, я постоянно чувствовал, что это наигранно и не по- настоящему. Я был как инородное тело. Когда я садился в поезд на свободное место, люди рядом вставали и уходили, как будто я заразен. Япония, для меня, не то место где я хотел бы жить, и если бы не Сенсей и его Будо, я бы никогда туда не возвратился.

 

Во время занятий, все проходило медленно. Я привык практиковать по -другому, заливаясь потом во время тренировки, то, что я увидел было больше похоже на танцы.  Учителя были нежны, как будто боялись, что мы убежим. Партнеры по тренировкам тоже были очень нежными. 

Когда Хацуми Сенсей, во время одной из встреч в своем кабинете, спросил меня о моих впечатлениях, я сказал ему прямо, что у нас в Европе очень хорошие и более сильные учителя. Он согласился и пояснил, что люди, практикующие в Японии как попугаи. У них есть Сенсей, они за ним повторяют движения три раза в неделю, а после занятия большинство из них забывают о практике, так как их поглощает повседневная жизнь. Иностранцы, которые приезжают для практики, пытаются понять как можно больше, и когда он возвращаются домой, у них есть время, что бы все это как следует отработать и осознать через собственный опыт, прежде чем они вернуться в Японию снова. Конечно, не все было плохо, были и хорошие моменты.

 

Не могли бы Вы рассказать, как приобретали знания, у кого учились?

 

С удовольствием. Хотя я думал, что практиковал Ниндзюцу, я понял, что это не так, когда встретил Даяна Растохару из Хорватии. Он открыл мне глаза и научил наиболее важным вещам. Он также втянул меня в правильное изучение ниндзюцу, более того, научил меня учиться, смотреть и наблюдать, чтобы включить преподавание в мое Тайдзюцу. Дэян был первым, с кем я разделил мою первую поездку в Японию, когда мы тренировались со всем Сиханами вокруг Ноды, более всего с сенсеями Нагасе, Сомея, Ногучи и Нагато. Несколько следующих поездок ничем не отличались от предыдущих, пока однажды я не встретил Касема Зугари в Хонбу Додзе. Благодаря ему я наконец познакомился с его учителем Исидзукой Сенсеем, с которым я хотел встретиться все эти годы, но он был «скрыт» от меня.

Тренировки в его Додзе существенно отличались от всего, что было у меня раньше. Если в других Додзе мы «играли», то на его тренировках  мы всегда чувствовали «запах смерти». Вы наверняка знаете, что мое тело подвергалось ударам руками и ногами почти от всех знаменитых учетелей Будзинкан со всего мира. Но когда я встретил Исидзуку Сенсея, все стало неважным и даже смешным. Все эти японские ученики казались мне железными людьми, и я ничего не мог сделать против них.
За последнее время тренировки Исидзуки Сенсея посетило множество учеников, но ни с кем из них он не был столь резок и строг, как со мной. Теперь, наконец-то, я уверен, что практикую реальные вещи, то, что я всегда искал, и я очень благодарен обоим: Касему, который представил меня, и Исидзуке Сенсею, который принял меня в своем Додзе. Я считаю, что я счастливчик, что знаком с такими людьми, как Дэян, Касем и Исидзука Сенсей.

Как Вы считаете, что будет с Будзинканом в будущем?


Я знаю, что это очень резко, но я думаю, что для Будзинкана лучший исход – закончиться на Хацуми Сенсее. Он создал это и он может остановить. Но это мое мнение. К сожалению, Будзинкан сегодня – это еще одно Боевое Искусство, но Ниндзюцу всегда было наивысшим искусством. Насколько я могу судить, базовые знания людей, практикующих Будзинкан, очень скудны. Многие из них просто коллекционируют ранги и называют друг друга Сиханами, но они не продержатся и двух минут в реальной борьбе.
Кто-то тренируется всего 5 лет и уже имеет 5 дан или выше. Большинство из них недостаточно сильны и развиты физически, а это первое условие настоящего воина.
Многие из них просто играют и говорят о чувствах, но они забывают, что одного копирования Хацуми Сенсея недостаточно. Они забывают, что за его спиной – более 70 лет практики. Вы можете бороться лишь на одних чувствах, но в первую очередь у вас должно быть сильное тело и очень четкие знания и понимание, как человеческое тело работает лучше.
Многие думают, что если они могут перечислить техники Гогъо (Сан Син но Ката) и Кихон Хаппо или слабо исполнить их, то они знают Кихон. Они думают, что если их техника не работает на ком-то, они могут изменить это или сделать Хэнка, но они недостаточно сильны и терпеливы, чтобы выучить технику так, чтобы она работала на ком угодно. Однако в Ниндзюцу есть вещи, которые нужно изучить раньше, чем Гогъо и Кихон Хаппо: это удары ногами, руками и блоки. А еще ранее – как сидеть, стоять и ходить. Только когда мы будем действительно хороши во всем этом, мы можем начать вплетать, в наше Тайдзюцу, чувства. Я уверен, что это и есть причина, по которой другие Боевые Искусства могут не уважать Будзинкан. Так может, пришло время Будзинкану остановиться и вступить настоящему Ниндзюцу? Чтобы небольшое количество людей объединилось вокруг нынешнего или нового Соке, как это всегда происходит в истории.

 

 

 

Сихан Андрей Яснец

 

Текст подготовили:

 

Матеш Михаил и Нехаева Оксана

  

Контакты

Матеш Михаил

+7 926 580 39 83